Новое слово

Нассим Талеб. Антихрупкость

Если всё идёт хорошо — это не значит, что всё не станет плохо. Нассим Талеб иллюстрирует эту мысль при помощи «закона индейки»: Индейка, которую откармливают к Рождеству чувствует себя вполне нормально. Когда за неделю до Рождества её рацион ещё улучшается — она может предположить из имеющегося у неё опыта то, что дальше всё будет для неё только лучше и лучше. И вот, в Рождество она теряет голову и попадает на стол в виде блюда. Ничто в её опыте этого не предвещало!

Подобной оказалась, к примеру, авария на атомной электростанции Фукусима, когда расчётный запас надёжности, даже увеличенный и превышающий выведенную статистически необходимость, оказался недостаточным. Жизнь подкидывает нам новые и незнакомые испытания, тогда как мы учимся бороться со старыми, изученными, по которым у нас имеются статистические данные и отработанные алгоритмы.

……………………………………Читать дальше …

Пушкин в Хогвардсе

Юрий Тынянов. «Пушкин»

Ирония и в целом стиль приводят в восторг. Тынянов умер от болезни в 1943 году, не дожив до пятидесяти лет, и книги этой не успел окончить. Он как историк и филолог писал биографию историческую, но какая-же она получилась литературная! И личность Пушкина, которую советская школа умудрилась сделать скучным «памятником» и «портретом», нисколько совсем не скучна. И вот что при том: дочитав до середины (там ещё только поступление в Лицей и начало лицейской жизни), я смеялся и не мог отделаться от мысли, что он напоминает мне Гарри Поттера! Нелюбимый родными, страшно бедный, тогда как отец, хотя и в долгах, заказывает модные фраки и ходит щёголем, Пушкин двенадцатилетним подростком увозится чудесным и с причудами родственником в учебное заведение совершенно особенного характера, которому как раз подыскивается название (до слова «Хогвардс» министр Сперанский и Александр I к сожалению не додумались, они возродили древнее понятие «Лицей»). В этом лицее уставом запрещено пороть учеников, в нём преподают прогрессивные молодые пофессора, а по ночам ходят мрачные фигуры надзирателей нравственности. В процессе захотелось пересмотреть фильм «18-14» и я понял, что «Пушкин» Тынянова был фундаментом для сценария и без этой книги понять в полной мере фильм невозможно.
После середины книги фокус смещается с окружения Пушкина на него самого, хотя об окружающих тоже говорится много, о Лицее и лицеистах, о Карамзине с женой, о Чаадаеве. Читать после середины немного сложнее. Самое главное здесь — становится понятно, какую же роль играла поэзия в жизни Пушкина и его окружения.

Опубликовано мной 17.12.2018 в https://www.livelib.ru/reader/EvgenyKaidalov/reviews

Проживая боль

Марина Степнова и «Женщины Лазаря»

Каждая жестокая или тупая скотина возможно была когда-то несчастным, исстрадавшимся ребёнком. И притом, почти каждая — сохранила способность чувствовать и страдать, где-то глубоко под толстой шкурой, незаметно и иррационально для других, непостижимо для себя, чудовищно сильно, неотвратимо…

История жизней, семей, любви. Того, что за закрытыми дверями и того, что внутри, глубоко в душе. Рассказ нараспев о боли, о которой не рассказать. Прекрасный, мелодичный русский язык, срывающийся в самые кошмарные моменты на мат и еврейские молитвы. Претензия Богу за непонятость и неуслышанность себя, за чувства, не нашедшие выхода, непрожитые и убитые, без попыки понять и услышать Его.

Ограничение 18+ вполне оправдано. 
Прочёл и потрясён. Каждая глава — особое потрясение и ужас, и всё вместе — какой-то монумент героической бестолковой жизни, любви и боли.

Опубликовано мной 31.10.2018 в https://www.livelib.ru/reader/EvgenyKaidalov/reviews