007. «Гордость и предубеждение». Джейн Остин.

Богатый и влиятельный человек может оказаться застенчивым, и затрудняться в разговоре с малознакомыми людьми, даже стоящими ниже на социальной лестнице. Тогда как стиль его общения окружающими будет объясняться скорее заносчивостью, чем застенчивостью. Он, опять же, может оказаться скромным, добрым, дружелюбным, ранимым, хотя, казалось бы, такие качества несовместимы с высоким статусом и большими деньгами. Нам трудно представить себе таких людей, но они существуют. Вот и главная героиня романа считала, что молодой, богатый, неохотно танцующий и неохотно разговаривающий с малознакомыми людьми человек просто бесконечно горд. Да так считал и весь местный бомонд, но правы они были лишь отчасти.

Да, есть у людей определённая мера гордости, есть предубеждения, и они мешают жить и быть счастливыми, с ними надо как-то справляться. И хэппи-энд романа, оказывается, будет не в том только, чтобы выдать замуж главную героиню, а в том, чтобы преодолеть в себе то, что мешает быть счастливыми.

«Гордость и предубеждение» — не просто женский роман, это прорыв для своего времени. Это роман об уме, который есть не у каждого, о том, как им пользоваться в обстоятельствах, когда чуть ли не главным достоинством человека в обществе является учтивость. Он рассказывает о проблемах общества, и предлагает неординарные для того времени решения: как воспрепятствовать знатному человеку лезть в твои личные дела, как женщине перестать чувствовать себя товаром на брачном рынке, как построить без лести отношения с более знатным человеком. И конечно же, роман о том, какие плоды приносят гордость и предубеждение.

006. «Над кукушкиным гнездом» Кен Кизи

Вьют ли кукушки гнёзда, и что делать [пролетая] над кукушкиным гнездом?
Кем был Кен Кизи, автор «Библии битников и хиппи», «пророк потерянного поколения» и литературный бунтарь?
Кто, в действительности, главный персонаж романа «Над кукушкиным гнездом», и что собрало сорок столь непохожих друг на друга мужчин в лечебнице для душевно больных, и что помогло некоторым из них покинуть её?
Об этом, и о многом другом, в шестой главе подкаста «Культовые книги с Евгением Кайдаловым и Игорем Поповым»

005. «Дом в котором» Мариам Петросян

Только не останавливайтесь на первой главе! Не знаю, что побудило меня возвратиться и читать дальше. Я не понимал, зачем мне это надо? Какие-то инвалиды в унылом интернате, какие-то странные клички у всех, включая директора, какие-то разборки в духе комсомольских собраний тридцатых годов. Что это?
Но книга приняла меня в себя как Дом, и я чувствовал себя частью стаи, и жил в Доме, и боялся выпуска, нехотя и с опаской выныривал в «наружность», тосковал, разгадывал намёки и воспринимал странности окружающих как что-то естественное. Как все в Доме. Учился у старших и уважал вожаков.
Да, Дом может учить. Прочитав роман уже не будешь прежним. Но никаких нотаций, а только непростая жизнь в стае, увиденная глазами «состайников».
Как-то встретился мне негодующий комментарий: «в этой книге инвалиды какие-то ненастоящие!» Да, не настоящие. Они придуманные. Это всё вообще не про инвалидов. Это про супергероев. В них что-то от нас. А в нас не хватает, причём остро не хватает чего-то, что есть у них. Не в каждом. У каждого что-то своё, какая-то странность, и потребность в чьей-то помощи, и у того кто может — желание помочь. Их странности и причуды становятся чертами характера, и как-то привыкаешь к тому что люди действительно такие разные, и самое ценное у каждого спрятано глубоко внутри.
Немножко скажу о чём книга, что происходит в Доме. Там живут и учатся инвалиды, самые разные, они распределены по группам, которые называют стаями. В стаях есть вожаки. Есть «Неразумные», есть неходящие — колясочники, один из главных героев — без рук, другой главный герой, и вообще, как иногда говорят, «хозяин Дома» — слепой. Но не попадайтесь «под горячую руку» слепому и безрукому… Хотя драк в Доме не мало, «Дом» не про драки. Итак, история начинается с того, как в результате «комсомольского собрания» из стаи фазанов был изгнан колясочник, отважившийся надеть на свои неходящие ноги ярко красные кроссовки. К тому же подросток курящий, что в фазаньей стае категорически не приветствуется. Как удастся прижиться «фазану» в другой стае, куда он сможет попасть, к бандерлогам, крысам, птицам, псам? Этот вопрос придётся решать первым, но следующий вопрос куда более захватывающий: что же это за игра, в которую играют все, включая директора? Кто знает или устанавливает все правила Дома? И почему большинство относится к игре настолько всерьёз? Уточню: «Дом в котором» это не боевик, и в каком-то смысле не приключенческий роман. Поэтому главное в нём – сильные, многогранные характеры, взаимоотношения, и вот ещё что: Воспитанники Дома сильно, неузнаваемо меняются со временем. Особое наслаждение при чтении книги — угадывание уже знакомых героев, изменившихся за несколько лет, когда два знакомых и полюбившихся персонажа вдруг соединяются в одного, пережившего трансформацию личности. Дальше остаётся наблюдать, как же это произошло с ним?
Ну ещё в романе параллельный мир, сверхспособности и, обладающий сознанием и властью (или, может быть, только властью?) Дом.
Книга мощно заряжена романтикой и сказочностью, ностальгией, какой-то сладкой тоской по чему-то, что сложно сформулировать. О чём же тоскуешь, читая «Дом»? Вроде о каком-то сказочном мире, о Лесе и чудесных способностях? Я – нет. Об этом, по крайней мере, не в первую очередь. А тоскуешь по каким-то глубоким и открытым взаимоотношениям с близкими людьми, когда возможно принимать друг друга с теми странностями, которые у вас есть, разделять друг с другом что-то общее, помогать друг другу. Иногда понимать больше чем сказано, иногда – высказывать больше чем требуется.
Итак, мы говорим о романе «Дом в котором»

004 подкаст «Культовые книги». Говорим о романе Уильяма Голдинга «Повелитель мух»

«Повелитель мух» сэра Голдинга. Маленькая книжечка о детях, предоставленных самим себе. Это такой жёсткий и короткий разговор на тему «праздника непослушания», когда взрослых совсем-совсем нет, электронных игрушек ещё не изобрели, есть остров, немножко оружия (два ножа и самодельные копья), вдоволь фруктов, пасущиеся, непуганные свиньи и бескрайнее море вокруг. Что же будет, если убрать «внешнее воздействие» в виде законов, традиций, культуры и некоего духовного влияния веры, религии?
«Повелитель мух» — об одичании, о том, как общество превращается в племя, о том как страхи материализуются в виде культов, о борьбе за лидерство, и фактически — о природе человека, о зле внутри нас.

003 подкаст «Культовые книги». Говорим о романе Стивена Кинга «Зелёная миля»

Обсуждаем роман «короля ужасов», выдающегося американского писателя Стивена Кинга «Зелёная миля». Почему одни люди называют этот роман увлекательным остросюжетным мистическим триллером, а другие — «Евангелием от Стивена Кинга»?

002 подкаст «Культовые книги». Говорим о романе Дж. Д. Сэлинджера «Над пропастью во ржи»

Второй выпуск «Культовых книг» посвящён обсуждению романа Сэлинджера «Над пропастью во ржи». Маленькая книга, оказавшая колоссальное влияние. Что делает этот роман «культовым»? Как личность автора воплотилась в главном герое? Кому адресован роман? Об этих и других вопросах говорим с книжным обозревателем, журналистом и преподавателем литературы Игорем Поповым

001 подкаст «Культовые книги». Говорим о романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»

В первый Выпуск «Культовых книг» вошёл подкаст, выходивший под обложкой подкаста «Посиделки с пастором». Мы рассуждаем о романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита». О чём этот роман? Рассказывает ли он нам о Христе? Кто такие Иешуа Га-Ноцри и Мастер?