032. «Чапаев и Пустота» Виктор Пелевин

Книга, показавшаяся мне самой шизофренической из всех, что мы обсуждали в рамках проекта «Культовые книги», «Чапаев и Пустота», выворачивающая наизнанку историю и физические законы мироздания. В этот раз, в подкасте, с Игорем Поповым мы практически не говорим об авторе, а вместо этого пытаемся понять значение модного сейчас термина «постмодернизм», и рассуждаем о смыслах книги.

Несчастная любовь, тюрьма, бродяжничество, убийство. В деталях…

«Развалили страну!» — эта привычная для постсоветского человека фраза вполне могла бы прозвучать из уст американца. К началу восьмидесятых годов сталелитейная промышленность США была развалена, а многие промышленные производства перенесены за рубеж. Города, существовавшие вокруг крупных предприятий стали нищать.

Значительную часть Среднего Запада и восточного побережья США, в котором с начала промышленной революции и до 1970-х годов были сосредоточены сталелитейное производство и другие отрасли американской тяжелой промышленности называют теперь «Ржавым поясом». Растёт наркомания, браконьерство и бандитизм. Впрочем, всё это — только фон произведения.

……………………………………Читать дальше …

069. Дружба

Дружба — то, что может наполнить церковную жизнь яркими красками, то, чего так сильно не хватает, то, что возникает само, и над чем всерьёз приходится поработать. Мы говорим о дружбе с Виталием Кривцуном, рэп-исполнителем, дизайнером и церковным служителем

068. Зачем Богу прославление?

В гостях на «Посиделках» музыкант, лидер группы прославления Зеленоградской церкви ЕХБ Андрей Бережной, и мы ищем ответы на вопросы: Зачем Бог ожидает от нас прославления и хвалы? Какое место занимает служение прославления в церкви? И как Андрей пришёл к этому служению?

Мы поговорили о детстве и об учёбе Андрея, а также, с его разрешения, разместили в подкасте две его песни

031. «Погребённый великан» Кадзуо Исигуро

После длительного перерыва «Культовые книги» возвращаются с разговором о «Погребённом великане» Кадзуо Исигуро, и не только: ещё мы говорим в этом выпуске о Нобелевской премии по литературе, о том, за какие заслуги такое счастье, и о возможности угадать лауреата «Нобелевки». Ну и традиционно, мы говорим об Авторе и его произведении.

Библейские тексты, которые поддерживают меня в болезни

Пока мы подозревали что у меня рак, ходили к врачам, мы конечно много тревожились и много думали. Многое в жизни потеряло актуальность, возникало иногда депрессивное состояние, когда в субботу или воскресенье — самые важные для меня дни недели, не хотелось совершенно ничего делать. Отдых с книгой или любая другая форма отдыха или деятельности потеряли для меня смысл.

Но конечно, я много размышлял, и продолжаю размышлять о том, что такое воля Божия в моей жизни, любит ли меня Бог, и что это значит, что Он меня любит, как я могу это почувствовать, и как Божья любовь может проявляться в моих обстоятельствах, что такое смерть, и Божьи обители, которые Он приготавливает? О Божьей любви думать непросто, иногда удаётся понимать её только теоретически, а хочется ощущать эту любовь.

Некоторые Библейские тексты по-особенному зазвучали для меня во время болезни. В проповеди Александра Абыденова я вдруг услышал адресованные мне слова 138 псалма: (Пс 138:16) «Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было» это оказалось очень важно для меня, потому что в такое время начинает казаться, что Бог не имеет никакого отношения к моей жизни, что я кувыркаюсь сам по себе. И я прошу Его услышать мою мольбу, уделить внимание моей проблеме, а она Его не интересует. Но эти слова утверждают, что всё идёт по заранее продуманному Богом плану. Я много раз в эти дни повторял про себя слова Христа: «вы дороже многих малых птиц» (Лк 12:7). Но что значит, что Бог любит меня? А если Он решит, что пора мне умирать — можно было бы согласиться с этим, только если быть уверенным, что именно Он так решил, что это в Его планах, что смерть — не какая-то случайность или оплошность.

Я говорил себе, что всё-таки я — служитель Божий, и что Бог не разбрасывается Своими служителями, что подготовить пастора — такой же долгий процесс, как подготовить космонавта, но и тем более — почему тогда такая болезнь?
Павел говорит: (Рим 14:7-8) «Ибо никто из нас не живет для себя, и никто не умирает для себя; а живем ли — для Господа живем; умираем ли — для Господа умираем: и потому, живем ли или умираем, — всегда Господни.»
Этот текст надолго укрепил меня. Для меня важно было понять, что даже смерть может быть лишь прямым указанием Господа, и никаких случайностей в этом деле быть не может.

Когда Апостол Павел находился в римской тюрьме в первый раз, и ему грозила смерть, он точно знал, что его миссия ещё не окончена. Он говорил об этом так: (Флп 1:23-25) «Влечет меня то и другое: имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше; а оставаться во плоти нужнее для вас. И я верно знаю, что останусь и пребуду со всеми вами для вашего успеха и радости в вере»
Получается, что у человека может быть миссия, которая должна быть выполнена. Мы не знаем её объёма, но понимаем, что приходим в этот мир не просто для того, чтобы быть хорошими людьми, но чтобы решить какую-то важную задачу. В жизни верующего, и даже Божьего служителя могут происходить неприятности и катастрофы, как у любого человека. У Бога нет любимчиков. Апостол Павел неоднократно оказывался в смертельной опасности, однажды его даже побили камнями, и думая, что он умер, его вынесли на городскую свалку и бросили. Иону выбросили с корабля в море, Иов пережил смертельную болезнь, потерю родных и имущества. Но как-раз в жизни Иова мы увидели: Бог позволил происходить всему, но не допустил забрать его жизнь. Мне снова пришлось понять своё служение как миссию, а не как работу «отсюда и до обеда».

Эти размышления о миссии отдельного человека привели меня к размышлениям о борьбе за её выполнение. Павел постоянно вовлекал всех в молитвенную борьбу за себя и своё служение, и однажды даже в послании к Филимону он написал: (Флм 1:22) «А вместе приготовь для меня и помещение; ибо надеюсь, что по молитвам вашим я буду дарован вам.»
То же происходило и в жизни Петра: когда Ирод увидел, что казнь Иакова приятна иудеям, он собирался казнить и Петра. Было ли это только личной проблемой Петра? (Деян 12:5) «Итак Петра стерегли в темнице, между тем церковь прилежно молилась о нем Богу.» Это был вопрос существования церкви, и не только Иерусалимской, а всей христианской церкви и даже вопрос проповеди язычникам. Поэтому я стал воспринимать молитву церкви о моём здоровье не как только личную поддержку для себя, но как борьбу за дело Божие в жизни церкви, как общую борьбу за миссию.

Я вспоминаю, как Бог готовил меня к тому, что происходит сейчас. Перенесённая операция год назад дала мне возможность представлять, что, приблизительно может со мной происходить, как действует общий наркоз, как происходит восстановление. Болезни и операции, которые переносили моя мама и Лариса также давали мне в них пример мужества и терпения. В больнице я много вспоминал мою маму, и представлял, как ей приходилось проходить что-то подобное, и гораздо более худшее.

Что же касается желания чувствовать непосредственное вмешательство Божие в мою ситуацию — я просто снова понимаю, что взаимоотношения с Богом существуют в пространстве веры, то есть мы не ощущаем их как проявление материального мира, и реальность этих взаимоотношений для меня обуславливается усилиями веры во мне. Они едва ощутимы и только в вере.
Покой в сердце и разуме наступает в процессе молитвы. Но о покое приходится молиться неоднократно и возвращать его. Хотя «домолиться» можно и наоборот — до состояния паники, когда молитва без веры и принятия Божьей воли является требованием срочного вмешательства Божьего. Покой не возникает в сердце или в разуме автоматически. Следовательно могут быть в жизни периоды, когда покой утрачивается. Это нормально, если мы стремимся возвратить его. За покой приходится бороться, чтобы обрести его, и потом вновь возвращать, когда он утрачивается.

Благословение Божье не исключает трудностей. Хочется молиться «Господи, избави от боли и защити» но это может происходить не сразу Евр 12:11: «Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным через него доставляет мирный плод праведности.»

Быт 35:16-19: «И отправились из Вефиля. И когда еще оставалось некоторое расстояние земли до Ефрафы, Рахиль родила, и роды ее были трудны. Когда же она страдала в родах, повивальная бабка сказала ей: не бойся, ибо и это тебе сын. И когда выходила из нее душа, ибо она умирала, то нарекла ему имя: Бенони. Но отец его назвал его Вениамином. И умерла Рахиль, и погребена на дороге в Ефрафу, то есть Вифлеем.»

Комментарии дают такие переводы имён Вениамина: «Бенони — Сын скорби», «Вениамин — Сын десницы (правой руки) или Сын юга)»
«Сын скорби» — это, пожалуй, слишком красиво переведено. Можно и пожёстче перевести. Первая часть этого имени — «сын», а вторая часть имени образована от слова, обозначающего:
1. бедствие, пагуба, горе, беда, несчастье;
2. пустота, суета (часто употр. о идолах и идолопоклонстве);
3. ложь, обман, неправда;
4. нечестие, беззаконие.

«Сын беды», «Сын несчастья», «Сын обмана», «Сын беззакония» — вот что человек мог услышать в имени последнего сына Иакова. И это было честным личным переживанием его матери, которой было очень больно, очень тяжело. Хотелось честно сказать: «Бог благословлял меня, но в этой ситуации Он мне не помог. Мне было очень тяжело». Но даже эта скорбь прошла, и наступила смерть.
Иакову в данный момент было хотя-бы физически легче. Он поправил: «Сын правой руки», «Сын десницы», как обычно переводят это имя.
«Десница», правая рука символизирует могущество, власть. Таким Вениамин и остался. Согласиться с тем, что Бог проявляет Свою власть и могущество тогда, когда мы испытываем боль, и когда нам сложнее всего в это поверить — это не мало.

Мой выход из наркоза был тяжёлым. Прошла неделя после операции, проапперированное место продолжает тянуть, болеть. Мой сосед, которого проапперировали позже меня — выписался на четвертый день. И мне тоже хотелось сказать, что Бог не избавил меня от боли, но я вижу Его милости очень во многом, в крупных событиях и в мелочах. А что-то приходится и потерпеть, но и это время проходит, и наступает облегчение, так, чтобы мы могли перенести.

067. «Евангелие благополучия»

Мы не являемся приверженцами теории «Евангелия благополучия» или «Евангелия успеха, процветания», но если быть честными — иногда эта теория выглядит крайне заманчивой…

Поговорить о процветании и благополучии пришёл в «Посиделки с пастором» философ, преподаватель и радиоведущий Андрей Рябенко

Роберт Пенн Уоррен. «Вся королевская рать». Всегда что-то есть…

Мне начинает казаться, что в американской литературе сформировался такой жанр: «Великий Американский Роман». И наверно, созревший для этого писатель садится писать не какой-нибудь там роман, а именно «Великий Американский», он с самого начала подходит к делу обстоятельно, и такой же обстоятельности ожидает от своего читателя. И когда читаешь Великий Американский Роман — ты с первых глав понимаешь, что читаешь именно его, вот он, и дух захватывает от его величия.

В моей тираде чувствуется ирония, впрочем, я поставил этому роману на «Лайвлибе» пять баллов из пяти, я написал своему другу, книжному обозревателю Игорю Попову, с которым мы вместе делаем подкаст «Культовые книги», и спросил его, читал ли он этот роман, но Игорь заявил, что это редкостная тягомотина и политический заказ. Я как-раз был на середине книги и меня это не остановило. Просто особенности жанра. Великий Американский Роман не может быть ни легкомысленным ни даже лёгким. Там присутствует роман в романе, и не один, время там тянется не прямолинейно, и постоянно встречаются попутные философские размышления о жизни. Просто моего друга утомили этим романом во время его учёбы на журфаке, а потом он писал по нему курсовую. Просто я не в первый раз удивляюсь его предпочтениям, как и он моим, кстати. То есть этот роман понравится не всем. Но мне он не только понравился. Я потрясён. «Тягомотина?» — временами его трудно читать. И он крупный. «Политический заказ?» — но это роман о политике, и без вариантов любое политическое высказывание может восприниматься как заказное.

……………………………………Читать дальше …

030. «Завтрак у Тиффани» Трумен Капоте.

История о легкомысленной девушке, рассказанная легко и с юмором, к своему завершению превращается в драму, а личность «симпатичной идиотки» обретает глубину и трагичность. Таким необычным образом автор повести, выдающийся американский писатель Трумен Капоте рассказывает о себе, о жажде подлинной любви, и о неустроенности своей жизни.

066. Церковь и культура

Это продолжение разговора, начатого в предыдущем подкасте, с Виталием Кривцуном, рэп-исполнителем, дизайнером и церковным служителем. На этот раз мы говорим о культуре — мирской и христианской, о взаимопроникновении и взаимном влиянии этих культур, говорим о наболевшем: о качестве и оценке культурных событий в церковной жизни.

029. «Культовые книги и культ книг». XV Санкт-Петербургский международный книжный салон 2020

Это спецвыпуск подкаста, записанный для XV Санкт-Петербургского международного книжного салона 2020, в котором мы разговариваем о культе книг в советское время и в современной России, о том влиянии, которое оказывают книги на людей, о знаковых персонажах, с которыми ассоциируют себя современные русскоязычные читатели, и пытаемся понять, является ли чтение книг чем-то важным для современного человека.

065. Рэп как проповедь

В гостях подкаста рэп-исполнитель, участник группы Light Line Виталий Кривцун. Что привело студента-технаря в церковь? Может ли рэп использоваться в церковном богослужении? Как устроена изнутри христианская рэп-группа, и как изменилась жизнь Виталия со временем — об этом беседуем в посиделках с пастором.

Сайт проекта Light Line: http://lightline.name/

028. «Мартин Иден». Джек Лондон

В двадцать восьмом подкасте мы говорим о романе, который не поняли критики и читатели, о романе с главным героем которого ассоциировали себя, возможно все, кроме автора, ведь, хотя Джек Лондон и одаривает Мартина Идена собственными чертами и событиями из собственной биографии — он также наделяет его идеями, с которыми сам не соглашается.

027. «Звёздный билет». Василий Аксёнов

Роман от выдающегося «шестидесятника», врача, литератора, переводчика и преподавателя, сына «врагов народа», диссидента и возвратившегося «невозвращенца» Василия Аксёнова как-то реабилитирует «советскую эпоху» в наших глазах, показывая, что «всё там уже было» — бунтарские настроения и поиски себя, конфликты поколений и сложные, искренние взаимоотношения в дружбе и любви, вообще — личная, а не только общественная жизнь, личные, а не только государственные интересы, цели и заботы. Роман взросления со сбором обильного урожая шишек и граблей по дороге, написанный живым, народным языком, «Звёздный билет», о котором мы вновь говорим находясь на самоизоляции и записывая выпуск через интернет.

026. «Река Потудань». Андрей Платонов

Мы говорим о непростой жизни писателя, военкора, инженера и изобретателя Андрея Платонова и о его рассказе, написанном в 1937 году, о любви возвратившегося с Гражданской войны красноармейца, плотника Никиты Фирсова и врача Любы.

Мы записывали этот подкаст в самоизоляции, во время пандемии коронавируса, каждый из своей квартиры, и столкнулись с неожиданными техническими трудностями. В результате, формат этого подкаста — запись «ZOOM-конференции» с не очень-то высоким качеством звучания.

«Канада» Ричарда Форда. Не давайте «ребёнку» пистолет!

Шестидесятый год, Америка. Родители пятнадцатилетних близнецов грабят банк. Они не были похожи на тех, кто обыкновенно грабит банки. А, собственно, на кого похож прирождённый грабитель банков? И не написано ли на лице убийцы, что он убийца?

Череда всё более страшных преступлений, в которую косвенно оказывается вовлечён пятнадцатилетний неиспорченный подросток, мечтающий ходить в школу, играть в шахматы, разводить пчёл и терпеливо сносящий издевательства сестры. Он много думает и мало говорит. Он любит своих родителей и учится принимать реальность такой, какова она есть, учится отказываться от чего-то, чтобы сохранить себя.

«Канада» — книга о том, как разрушилась семейная жизнь из-за инфантильности главы семейства.

Похоже, Ричард Форд любит инфантильных героев. Его главный герой нескольких книг (не «Канады») также выросший инфантил. Они не могут приспособиться к конкурентному миру, они совершают преступления или просто безнравственные поступки, они скрываются от реальности внутрь себя. Собственно и слово «Канада» стало уже понятием, означающим бегство, эскапизм.

……………………………………Читать дальше …

«Отцы и дети» в ста шестидесяти трёх годах американской истории. Конфликт поколений, нефть, команчи, война, секс и деньги.

Из аннотации на обложке: «Одно лишь слово — потрясающе» — Нет, одним словом восторженная рецензент обойтись не смогла, и продолжает: «Эта книга войдёт в список Великих Американских Романов» — Вот так, с большой буквы она и написала: «Великих Американских Романов» — «Она заслуживает того, чтобы её назвали «шедевр». Конец цитаты, разорванной в клочья моими комментариями.

И ведь я абсолютно с этим согласен. Книга — действительно шедевр, и действительно Великий Американский роман. Он большой, разноплановый, в нём мощно раскрытые характеры и переживания, в нём глубокие человеческие драмы, взаимоотношения, бизнес и быт. У команчей я как-будто сам побывал. Но читать его было трудно. И я надолго прерывался, самый большой перерыв длился более чем пол-года, но я знал, что вернусь и дочитаю его. К счастью, роман устроен так, что его можно читать рывками, с перерывами.

……………………………………Читать дальше …

Проверка на нормальность

Книга «анти-экшен». Ничего особенного в ней не происходит. Три дня (пасхальных) и огромное количество воспоминаний и слегка приглушённых эмоций-размышлений. Вообще-то события происходят, очень даже серьёзные, но из-за полусонного, несколько отстранённого восприятия их главным героем — их яркость снижена. Это не недостаток книги, а её особенность. Читать не просто, но я всё же рад, что её осилил.

……………………………………Читать дальше …

Великие жертвы

Множество персонажей, среди которых нет главного. Нет положительного. Герои, которым начинаешь сопереживать, вдруг поражают какими-то чудовищными страстями и слабостями.

Совершенно неожиданно, ногами вперёд выводятся из игры «перспективные герои», наверно именно так в жизни и бывает.
Про сюжет расскажу тезисно: строительство урано-обогатительного комбината и строительство города при нём, в Советской Эстонии. Пятьдесят третий год. «Лесные братья» и заключённые, руководители комбината и простые работники. Диверсанты, вредители, следователи и сознательные граждане. Секс и насилие, которые перемалывают и замешивают их всех в какое-то странное тесто. Коммунистический культ и древние оккультные практики, гипноз и манипулирование. И ещё много советской мрачной действительности.

……………………………………Читать дальше …

Смертный бой в мирное время

Читал «Шпиона на миллиард долларов» года три назад, и теперь перечитал с неменьшим удовольствием. Увлекательно, со ссылками на источники, ощущается как серьёзная научная работа. Описана одна из самых успешных операций ЦРУ, принесшая Америке колоссальный экономический эффект и военно-техническое превосходство: история предательства и сотрудничества с американскими спецслужбами инженера закрытого оборонного НИИ Адольфа Толкачёва.

Но кроме этого, в книге довольно подробно рассказывается о некоторых шпионских операциях, таких как эвакуация на запад семьи Шеймова, установка прослушивающего оборудования в колодец кабельного канала спецсвязи, история провала Александра Огородника (с которой я рекомендовал бы подробнее ознакомиться ещё и по советским документалкам) и т.п., описаны быт и приёмы работы агентов ЦРУ, административная «кухня» центрального офиса в Лэнгли и резиденции в московском посольстве. Оперативники после выполнения работы подробно отчитывались о малейших нюансах операций, таких как, настроение подопечного, его слова, одежда, мотивы поступков, содержание посылок и писем, которыми обменивались агенты, личные просьбы, и многие из этих деталей попали в текст книги. Довольно откровенно описывается провал Толкачёва, ставший следствием предательства и чудовищных ошибок работников ЦРУ. Всё это документальная история, которую можно отчасти проверить по открытым публикациям. Конечно, «подняться над схваткой» и быть непредвзятым у автора не получилось, да он и не ставил такой цели, мы видим борьбу «Свободного мира» против «Империи зла».

……………………………………Читать дальше …